Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Федя

ЧМ-2018. Франция выбила Аргентину (4:3) и вышла в 1/4 финала🐙



Месси можно жалеть - как гения, оставшегося без кубка мира, но выиграть все невозможно. Да и с такой командой, вернее с полным ее отсутствием, с культом личности одного игрока, который за 3 ЧМ не забил ни одного гола в плей-офф, выиграть турнир невозможно. Чтобы была команда, в ней должны играть лучшие игроки (привет от Икарди и Дибалы), а не "друзья Месси".

Collapse )
Андрей Сергеевич

Ливерпуль - Челси - 0:2

rue67ce81a215

В такие минуты я понимаю, как же не люблю Моуринью. Спокойно я к нему могу относиться только в тех случая, когда нужно свалить с трона Барселону, например)) А так он меня бесит, причем эта негативная эмоция никак не дает мне нормально относиться к Челси, который мне был симпатичен после работы там Анчи.

Больше всего в Мауре меня раздражает его показушность. Он как плохой актер переигрывает безбожно. Ума не приложу, почему все писаются с него от восторга. Он великий тренер. Тут и тени сомнения не может быть, но при этом он клоун, задира (веке где-нибудь в 17-18 он бы кончил жизнь на дуэли) и провокатор.

Collapse )
Godfather

В автобусе номер - "Восемь" / Привычный стоит галдёж

Около таллинского автовокзала такой красавец стоит. Вместо номера надпись: "Езжай с нами в историю". Я бы с удовольствием...) Кожаный салон, кстати)

Collapse )
Зенит

Экономия

Разобрался с тем, как добраться до аэропорта. Съездил на Центральный ж/д вокзал Киева. Там от Южной его части идут автобусы и маршрутки прямо до аэропорта. Всего 25 гривен + 2 потрачу на метро - и всего 27 гривен выйдет, а не 150-200, как если бы на такси.

Со всеми этими впечатлениями, переездами, перелётами, совсем не до футболу. Удачи сегодня Зениту, хотя, как они будут в нынешнем состоянии обыгрывать Спартак я не знаю.
Lotti

Поезд на Юму



Я не большой поклонник вестернов. Собственно и этот-то фильм мне нравиться начал в последние минут двадцать. А вся предшествующая финальной разборке в Бронксе Бисби часть - скучные морализаторские поучения героя Кристиана Бэйла, ради которого я этот фильм и стал смотреть, а так же жестокие поступки плохого парня Бена Уэйда. Вобщем, если вы часа полтора первых пропустите, то вполне сможете составить и без того цельное впечатление о картине.

Бэйл и Кроу этот фильм в концовке знатно вытаскивают. Перестрелка хороша. Поступок бендюжника Уэйда - ещё круче. Люблю киношных и книжных преступников, у которых есть какая-то честь и свой кодекс.

В конце даже прослезился. Один человек между долгом и собственной жизнью выбрал долг, а второй, видя это, добровольно сел в поезд, который отвезёт его в тюрьму. Можно было бы предположить, что Уэйд и в третий раз сбежит из Юмы, но в его герое вполне мог случиться перелом после того примера, что ему продемонстрировал хромой несчастный фермер.Да и банду свою он пристрелил, как стаю бешенных собак.

Вобщем, на восьмёрочку.
Godfather

Купальный сезон

В эти выходные, будучи в Нарва-Ыесуу, открыли с друзьями купальный сезон. Правда, купались не в заливе, а в речке. Нормально так с причала поныряли. Вылезать правда, было тяжко - на мостик. Плыть до лесенки - большим кругом - лень.

Poll #1585596 Купальный сезон

А вы уже открыли купальный сезон?

Да
9(50.0%)
Нет
3(16.7%)
Не купаюсь вообще
4(22.2%)
Дебильный опрос
2(11.1%)



---
В современном мире
контейнерные перевозки - основной способ перевозги больших и средних грузов. Таким образом перевозятся грузы морем и железными дорогами. Это и быстро, и выгодно.
---
Обычно найти качественный
платный хостинг не так трудно. Гораздо труднее найти недорогой и надёжный хостинг. Если вам такой нужен, то могу посоветовать услуги REG.RU.
Рикки

Увидеть Кака и умереть

Сегодня утром в продажу поступили "дешёвые" билеты на матч Эстония-Бразилия. По 750 крон за билет(примерно 50 евро). До этого они были втрое дороже.

Игра в Таллинне. Столица от меня в 150 км. Работать я заканчиваю в 16:00. Автобус на Таллинн есть в 16:30. Без 5 минут семь он будет в Таллинне. Игра начинается в 20:15.

То есть всё успеваю. Деньги в принципе есть.

Думаю, ехать ли? С одной стороны дорого....но с другой стороны....Бразилия....Кака. Не буду ли я об этом(если не поеду) потом жалеть, как жалел о том, что не съездил на концерт Сэра Элтона Джона....

На раздумья пару часов.

Ах да. Потом обратно автобус есть на 22-45. Мама даёт до зарплаты деньги в долг с условием, что вернусь завтра же вечером/ночью.

Чё делать? 
Godfather

35 минут

 
Вагон поезда №34. Москва-Таллинн

Улыбка, адресованная вам, всегда цепляет сильнее, чем любое слово. Абсурд? Позвольте украсть у вас всего пару минут и я докажу свою правоту.
Всем нам в определённый период жизни требуется некий эмоциональный всплеск, разрядка. Вот представьте, что вас допекли на работе сволочные коллеги, допекли своими проблемами домочадцы, а дворовые собаки облаяли дружным хором и вообще чуть не покусали. Скажите себе "Стоп!". Вот в такой момент и нужно всё бросить и убежать куда-нибудь подальше, где вас никто не знает.
Я убежал в Москву. Убежал от постоянных глупых подколов друзей, наставлений матери и ворчания отца. Я убежал из деревни в Москву. А если перестать себя обманывать и сказать прямо, то я пытался убежать от самого себя. Думал, что в городе, населённом не людьми, а какой-то ордой леммингов, несущихся неведомо куда, мне будет проще. Отступит одиночество души и постучится в сердце настоящее бойкое чувство, захлёстывающее людей, обычно, по весне.
Я выходил на перрон Ленинградского вокзала в двадцатых числах августа. Как особняк начинается с прихожей, большой город всегда начинается с тамбура подходящего поезда. И пока он, город, кажется маленьким скученным вокруг вокзала. Это уже потом ощущаешь его размах, когда ловко, но вместе с тем застенчиво, по-деревенски, запрыгивая на ленту эскалатора, подчиняешься неведомой силе, выталкивающей тебя в пёструю толпу.
Москва мне не понравилась решительно. А вот метро - другое дело. И хотя всем этим серолицым миллионам людей нет дела до тебя и твоих проблем, в тряском вагончике под мерцающим светом изработвашихся ламп становится весело и уютно. Как среди своих. Правда, они не знаю, что свои. Но я-то знаю.
На третий день скитаний по Москве я чётко осознал вдруг - нужно срочно за пределы этого людского массива. Захотелось проехаться в электричке.
Но куда ехать? Стою у касс пригородных поездов Горьковского направления. Выбираю. Передо мной мать со взрослым сыном лет тридцати берёт билеты в "Железку". Протянув тридцать шесть рублей в то же окошко, спешу за новыми "знакомыми".
Мать очень суетится. Серёжа её, сын, очень беспечен - несёт спортивную сумку, болтает по телефону и успевает подмигивать хорошеньким девушкам. Сажусь в вагон. Через проход от меня серёжина мать, с виду женщина робкая и добрая, бесцеремонно усаживается на сиденье.
- Женщина, здесь занято. Сейчас девушка придёт.
- Придёт и сядет напротив, - указывает она на сиденье с моей стороны вагона. Напротив меня.
Мягкий толчок. Поезд тронулся. А где же обещанная девушка? Ах, вот она...Лет тридцати пяти. Среднего роста. Стройненькая, но через полупрозрачную кофточку можно разглядеть не животик, нет, а слегка уловимые складочки и милые валики по бокам, которые так радуют мужчин.
С обеих сторон её зажимают бабы, которых принято у нас называть базарными. Они судачат о том, как много нынче в Москве "доноров". Мотоциклистов то есть.
- Гоняют дурни, бьются и на органы, - подвела черту под разговором та, что сидела у окна.
Наступает тишина. Проходит минут десять. И тут только я начинаю пристальнее рассматривать опоздавшую. Очень милое открытое лицо, но вместе с тем и удивительно тонкие линии, присущие особам голубых кровей.
Она, кажется, замечает мой пристальный взгляд и...улыбается. О! как много бы я сейчас отдал за то, чтобы снова удостоиться этой улыбки. Впрочем, именно сейчас, ворочаясь в кресле общего вагона, возвращаясь домой, я и имею-то немного: две палки копчёной колбасы, мешок шоколадных конфет, бутылка водки и набор книг из Третьяковки. Отдал бы всё это без сожаления. Лишь бы снова туда...в эту электричку.
Кажется, что улыбаются и её глаза - мягкие тёмные и необычайно живые. Невольно улыбаюсь и сам. Не знаю какая у меня выходит гримаса, но ей, похоже, тоже приятно.
Каштановые волосы с красными перьями аккуратно убраны за нежные ушки. В этих дивных раковинках наушники. Что за музыка там сейчас звучит? А что если улыбается она вовсе не мне, а той неведомой музыке?! Эта догадка холодит сердце. Потому что хочется, непременно, чтобы такая улыбка была адресована мне. Нерешительно опускаюсь взглядом к её ступням. Витиеватые золочёные сандалии замерли на грязном полу без движения. Ура! Значит - мне.
У неё чуть плотные ноги и широкий таз. Фигурка что надо. Но манит почему-то одна лишь улыбка.
Постепенно мы начинаем слишком часто встречаться взглядами. Это смущает обоих. Стараемся глядеть на соседей по вагону, на пыльное стекло, на изорванные сиденья, но всё равно пересекаемся и тогда снова и снова проскальзывает эта улыбка, что сама по себе слаще самого нежного поцелуя. Почему-то весь мир теперь для меня в одной этой улыбке. И уже как преданный пёс смотрю ей в глаза в надежде получить награду.
Иногда я смотрю поверх её головы, но так, чтобы не выпускать из поля зрения глаза и губы, улыбающиеся в едином порыве.
Мне кажется или становится жарко. А может это я краснею? Чёрт с ним. Лишь бы ещё разочек увидеть как вокруг рта прорезаются хитрые складочки. Жар из груди перетекает в голову. Мысли путаются, а перед глазами лишь её молодое смеющееся лицо.
За окном пролетают станции, а Железки всё нет. И хочется, чтобы не было вовсе. Потому что тогда выходить. А как же...из вагона...без неё?
Но Железка есть. И появляется она неожиданно, как хищник из засады. Я ещё не успеваю почувствовать сожаление как она поднимается. Легко и призывно. Совпадение! Неужели так бывает в нашей жизни?
Но на перроне нас сразу же разделяет толпа. Она идёт чуть впереди в этом живом потоке. Очень хорошо видна её прямая спина. Готов поклясться - она улыбается.
Мне хочется нагнать её в толпе, взять за руку, притянуть к себе. Но она удаляется. И оборачивается всего один раз, чтобы удостовериться следую ли я за ней по этому надземному переходу. Конечно, следую. И ловлю эту улыбку. На этот раз последнюю. Через минуту она исчезает в здании вокзала. А когда я, вслед за ней, миную турникет, выплёскиваясь на площадь подмосковного городка, то не вижу уже её в море людей, машин, трамваев.
Я стою растеряно, меня толкают прохожие, мне сигналят гудки, и пытаюсь понять, чем это наше знакомство могло быть для неё - матери, жены, домохозяйки. А чем для меня - двадцатилетнего скитальца, родившегося не в своё время не в своей стране. Наверное, для нас обоих это что-то да значило. Что-то светлое живое щемящее.
Но таможенникам ведь этого всего не объяснишь. Значит придётся сейчас показывать колбасу, конфеты и водку. Но билетик с обозначением "Время следования поезда: 35 минут" я не покажу никому.