Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Гоголь

Трумен Капоте - Завтрак у Тиффани, Голоса травы



Две небольших повести - лирические «Голоса травы» и популярный «Завтрак у Тиффани» - в полной мере дают представление о таланте Трумена Гарсии Капоте. Два текста - два образчика того, какими должны быть произведения для подростков и взрослых.

Collapse )
Уилсон

Что-то с памятью моей стало...



С каждым годом замечаю, что память моя становится все хуже и хуже. Забываю не только давние, но и относительно свежие события. Особого дискомфорта или тревоги по этому поводу не испытываю - забытых событий словно и не было вовсе в моей жизни.

Очевидно, это последствия врожденных нарушений в работе гипофиза, помноженные на усталость, депрессию, может, алкоголь, работу за компьютером на протяжении многих часов.

Collapse )
Смерть с косой

Колл-центр (сериал, 2020 – ...)



«Колл-центр» с первой серии дает понять зрителю, что перед ним редкий для российского кинематографа продукт - стильный, откровенный, пугающий, затягивающий психологический триллер. Здесь нет запретных тем: религия, секс, насилие, патологии - расскажут обо всем. Бодро, ярко, свежо, зло. И страшно!

Collapse )
Гоголь

Валентин Распутин - Повести, рассказ



Если бы вдруг пришлось выбирать какое-то одно, наиболее близкое мне направление в русской литературе, безусловно, среди первых в голову пришла бы деревенская проза - от Солженицына, Шукшина, Распутина, Астафьева до Анатолия Иванова. Есть в этом что-то такое родное, исконное, материнское, утробное, что всякий раз погружаешься целиком, забывая себя.

Распутинская честность повествования, образность, правда жизни, социально-нравственные проблемы западают в душу еще со школьной скамьи. У него нет упора на пропаганду, идеологию, как у того же Иванова, нет попыток показать лакированную Россию, у него много вопросов к советской власти, к советским людям, к системе. Его проза сочится болью и любовью к России.

Collapse )
Федя

💜 Кокорин перешел в «Фиорентину» из «Спартака»



До последнего не верил, что это случится. По тому, что он показывал в Спартаке, по частым загадочным травмам казалось, что он в РПЛ-то далеко не всем клубам из второй половины таблицы нужен, а тут команда Серии А, пусть и в плачевном состоянии сейчас.

Collapse )
Джесси

Предприниматели - не люди. Эстонский вариант



Из-за коронавируса впервые за годы существования FIE взял больничный. И узнал прекрасное: "Больничная касса платит ПФЛ компенсацию по болезни начиная с 9 дня освобождения от работы. За первые 8 дней освобождения от работы предпринимателям-физическим лицам компенсацию по болезни не платят". Ну и выпал в осадок.

Collapse )
Гоголь

Федор Достоевский - Подросток



«Подросток», входящий в так называемое «великое пятикнижие» Достоевского, на первый взгляд кажется самой сырой вещью в творчестве классика периода его расцвета, книга очень долго отталкивает, изводит читателя, буквально берет на слабо - пересилишь ли себя, не бросишь ли? Кажущееся несовершенство книги, ее простоватость и даже некоторая пустовать на фоне других романов этого периода даже сеют сомнения в том, что это было написано Федором Михайловичем в зрелые годы, ну ладно бы в молодости...

Collapse )
Godfather

Толкин (Tolkien, 2019)



Если Питер Джексон двумя своими трилогиями - «Властелин колец» и «Хоббит» - раз и навсегда закрыл проблему экранизации текстов Джона Рональда Руэла Толкина, то фильмы о жизни Профессора, об истоках его бесценного творчества, мира, пропитанного волшебством, мира, увлекающего все новые и новые поколения, можно и нужно снимать кино.

Collapse )
Андрей Сергеевич

Джордж Оруэлл - 1984



Когда за плечами уже целый ряд культовых утопий и антиутопий («Мы» Евгения Замятина, «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли, «451 градус по Фаренгейту» Рэя Брэдбери, «Заводной апельсин» Энтони Берджесса) при знакомстве с новым текстом этого жанра, уже понимаешь, чувствуешь законы устройства не только художественного пространства, изображаемого мира, но и законы существования самого романа. Находишь параллели, видишь, где авторы полемизируют.
Collapse )
Уилсон

Джон Стейнбек - О мышах и людях, Жемчужина



Обращаясь после главной книги Стейнбека («Гроздья гнева») к вещам поменьше, замечаешь, что в них его талант рассказчика не только не слабеет, не съеживается, а, напротив, играет какими-то новыми красками, проявляется еще сильнее, рвет душу небольшими повестушками с такой мощью и яростью, что, закрыв книгу, некоторое время ошалело пялишься в пустоту.

Collapse )