Игорь (ig_n) wrote,
Игорь
ig_n

Category:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Гузель Яхина - Зулейха открывает глаза



Как первыми аккордами может зацепить мелодия, так и книга способна запасть в душу с первых строк. «Зулейха открывает глаза» - это как раз тот случай. Очень женская, очень личная история, начинающаяся едва ли не как восточная сказка и продолжающаяся рассказом об одной из самых трагических и печальных страниц в истории СССР - о раскулачивании 1930-х годов. Балансируя на двух полюсах - древнем, обрядовом быту и жестокой советской действительности, - Гузель Яхина создает пористое, охотно входящее в сердце, но абсолютно не легковесное, пропитанное горькими смыслами повествование.

В этой книге много шокирующего, царапающего, тревожащего, причем факторы, раздражающие рецепторы читателя, порой лежат в совершенно противоположных областях. Первое, что возмущает современного (европейского) читателя: существование Зулейхи в доме мужа на правах рабыни в глухой татарской деревне. Муртаза взял ее, 15-летнюю, когда ему уже было 45, и действие романа начинается через 15 лет, то есть он почти старик, она еще молода. На ней все хозяйство - от уборки и готовки до ухода за скотом, топки бани и прочих дел по дому (чем занимается муж, кроме того, что берет жену силком, когда ему захочется, трудно сказать). И это бы полбеды. На Зулейхе забота о столетней матери мужа, скверной, изводящей, попрекающей, унижающей невестку слепой старухе, Упырихе, всякий раз напоминающей ей о смерти четырех дочерей и пугающей ее тем, что Муртаза возьмет другую жену, получше. Для нашей культуры столь слепое следование указке мужа, столь бесправное положение женщины все-таки дико, времена деревенских порядков уходят в прошлое, а где-то, как на Востоке, сохраняются до сих пор. И принять это трудно.

- Работай, Зулейха, работай. Как там мама говорила? Работа отгоняет печаль. Ох, мама, моя печаль не слушается твоих поговорок…

Но, несмотря на все тяготы жизни Зулейхи, эта вводная часть, где показан татарский быт, верования, обычаи, пожалуй, самый поэтичный отрезок в книге. Не случайно именно здесь самая большая концентрация татарских словечек и определений, названий как знакомых всем, так и уникальных предметов, духов, героев мифов. Благодаря этому писатель погружает читателя в мир и нравы Татарии.

Второе. Обескураживает сам процесс раскулачивания. Одно дело, когда раскулачивают каких-нибудь подлецов, как в романах Анатолия Иванова, например, которые наживали состояние на крови и жизнях простого люда, и другое - просто крепких хозяйственников. Принять это трудно. Невозможно.

Третье. Жизни людей (кулаки - не люди, социально опасный элемент, враги народа) не стоят ничего. Раскулаченных полгода мотают по железным дорогам необъятной родины - скудное питание вкупе с болезнями уносят сотни душ, - пока не доставляют в Сибирь. Там сгружают на дырявую баржу и буквально топят в Ангаре. Из 800 человек на дикий берег посреди суровой тайги выбрасывают 29 спасшихся и приставленного к ним коменданта. И выживайте, как хотите. И они выживают, зимуют, дожидаются новых партий раскулаченных и ставят на реке поселок Семрук.

- Даже язык татарский устроен так, что можно всю жизнь прожить – и ни разу не сказать «я»: в каком бы времени ты ни говорил о себе, глагол встанет в нужную форму, изменит окончание, сделав излишним использование этого маленького тщеславного слова. В русском – не так, здесь каждый только и норовит вставить: «я» да «мне», да снова «я».

Четвертое. Поражает удивительное порой переплетение судеб. Красноармеец Игнатов, убивший Муртазу (хотя сочувствия не испытываешь, помня о зачине), как и многих других, видимо, невиновных, допускающий колоссальную убыль эшелона, топящий людей в реке, но спасающий Зулейху, с этой самой Зулейхой оказывается связанным прочной нитью.

Надо признать, что название «Зулейха открывает глаза» очень удачно. Главная героиня на очень многие вещи раскрывает глаза (не только себе, но и читателю): она никогда не бывала за пределами своей деревни - и едет через всю гигантскую страну; она знала только супружеский долг - познает любовь; у нее не было радости материнства - в ссылке родилось дитя; она не ведала о перемалывающей тоталитарной системе - всю ее жизнь перетряхнули.

- Чувства — они на то и даны, чтобы человек горел. Если нет чувств, ушли — что же за угли держаться?

Татарский колорит на контрасте с репрессиями, воздушный слог и особая атмосфера ставят эту книгу в ряд тех, о которых не хочется забывать. Ну а проблематика (на этом примере можно понять, почему какие-то люди или народы могли не любить СССР) делает это чтение не только увлекательным, но и полезным. Рекомендую.
Tags: прочитанное, русская литература
Subscribe

Posts from This Journal “русская литература” Tag

  • Юрий Олеша - Зависть

    Шкловский в своей статье "Глубокое бурение" анализировал творчество Олеши, подчеркивал особую одаренность писателя, его тягу к ярким и точным…

  • Виктор Астафьев - Царь-рыба

    Всякий раз, читая что-то из деревенской прозы, ловлю себя на том, что, несмотря на сходность тем и проблем, у писателей этого направления -…

  • Рубен Давид Гонсалес Гальего - Белое на черном

    Я многое забываю, но очень хорошо помню, как в МГУ на лекциях по современной русской литературе замечательный преподаватель читал нам отрывки из…

  • Валентин Распутин - Повести, рассказ

    Если бы вдруг пришлось выбирать какое-то одно, наиболее близкое мне направление в русской литературе, безусловно, среди первых в голову пришла бы…

  • Федор Достоевский - Подросток

    «Подросток», входящий в так называемое «великое пятикнижие» Достоевского, на первый взгляд кажется самой сырой вещью в творчестве классика…

  • Татьяна Толстая - Девушка в цвету

    Довольно живой, временами создающий атмосферу уюта, порой смешной, а где-то даже и грустный сборник текстов Татьяны Толстой, наполненный как…

  • Людмила Улицкая - Медея и ее дети

    Семейный роман, сага, хроника - один из моих любимых литературных жанров. Погружаясь в повествование, я и на этот раз ждал, что сейчас будет…

  • Владимир Набоков - Лолита

    Я ожидал большего от одной из самых скандальных и обсуждаемых книг XX века. Понятно, что в наших реалиях многие вещи, описанные Набоковым в…

  • Александр Солженицын - В круге первом

    Со мной вот какой казус: когда читаю Солженицына, кровь стынет в жилах от того, что творили чекисты, но ненавидеть Советский Союз (а уж тем более…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments