Игорь (ig_n) wrote,
Игорь
ig_n

Category:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Анна Керн - Воспоминания о Пушкине



Имя Анны Керн осталось в истории благодаря Пушкину, посвятившему ей одно из лучших своих лирических стихотворений («Я помню чудное мгновенье…») и ее мемуарам, в которых перед читателем не только живым, непосредственным, настоящим предстает поэт и его окружение, но и воскресает век, ровесницей которого (1800-1879) была сама А.П.

Для литературы и музыки наиболее ценны воспоминания Керн о Пушкине, Дельвиге, Глинке и других ярких личностях XIX века, которых Анна Петровна изображает любовно, трепетно, с лаской, отдавая должное их талантам и человеческими качествам, уже тогда понимая их значение для культуры.

Меня же поразила и огорчила история жизни самой Керн, урожденной Полторацкой: дворянка, получившая хорошее образование, тонкая, думающая и много читающая (с пяти лет) девочка, взращенная в провинции и мечтающая о праздничной жизни в столице, в 16 лет по воле самодура-отца выдается за 52-летнего старика-генерала... И все - радость и свет жизни меркнут для нее, вынужденной почти десятилетие мотаться за сухим и деспотичным мужем-солдафоном по гарнизонам (Елисаветград, Дерпт, Псков, Старый Быхов, Рига), рожать нелюбимых детей от ненавистного ей человека, вариться в грубой среде военных. Знакомство и дружба с Пушкиным и другими образованными и талантливыми людьми становятся для Керн отрадой, отдушиной, наградой за страдания. А позже она влюбляется в своего троюродного брата Маркова-Виноградского. Разница в возрасте (она старше на 20 лет) в этот раз не мешает счастью - они живут очень бедно, но в любви и согласии.

Главы "Воспоминания о Пушкине", "Воспоминания о Пушкине, Дельвиге и Глинке", "Дельвиг и Пушкин" читаются легко, но увлекательнее всего часть "Из воспоминаний о моем детстве" - какой уютный мягкий слог, теплый тон, какие диковинные портреты и образы минувших дней, какое буйное и разнородное фамильное древо. А вот "Дневник для отдохновения" невозможно читать без боли в сердце - 40 "нумеров"-писем к тетке, отправляемых в течение двух месяцев 1820 года, ужасают тем, в какой атмосфере приходится жить двадцатилетней девице, доведенной ревнивым, неумным, черствым стариком-мужем до того, что она мечтает о начале войны, которая могла бы избавить ее от мук.

Впервые в жизни мне захотелось снять кино. Могла бы получиться прекрасная драма: дама почтенных лет, некогда красивая и многим кружившая головы, вспоминает о своей жизни - о счастливом детстве, о жестокой бабке, о расточительном отце, авантюры которого раз за разом доводят семью до разорения, о несчастной затворнической жизни с первым мужем, в доме которого к ней приставлен "сторож" (его племянник, столь же жуткий, как и генерал Ермолай Керн, воевавший еще под началом Суворова, отличившийся в войну 1812 года), о встречах с Пушкиным и блестящими людьми его круга, об увлечениях и светской жизни, о радостной, но стесненной крайней нуждой жизни со вторым мужем (иногда доходило до того, что Анна Петровна вынуждена была продавать самые дорогие свои реликвии - письма Пушкина, по 5 рублей за штуку),

А закончить "фильм", конечно, нужно легендой про последнюю встречу Анны Петровны с Пушкиным: "Существует версия, что гроб Анны Керн повстречался с памятником Пушкину, который ввозили в Москву к Тверским воротам. По другой версии, Анна Петровна незадолго до смерти из своей комнаты услышала шум, вызванный перевозкой огромного гранитного постамента для памятника Пушкину, и, узнав, в чем дело, сказала: «Ну, слава Богу, давно пора!»
Tags: Пушкин, прочитанное, русская литература, филолог
Subscribe

Posts from This Journal “Пушкин” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments