Игорь (ig_n) wrote,
Игорь
ig_n

Category:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Маркус Зусак - Книжный вор

«Книжный вор» - это роман, который хочется читать запоем и один из тех текстов, который хотелось бы однажды написать самому. В этой книжке, кажется, нет недостатков, разве что 600 страниц не хватает, чтобы насытиться придуманной автором историей.

Произведение цепляет сразу. Сперва - темой: фашистская Германия накануне и во время Второй мировой войны, евреи и удивительная девочка Лизель Мемингер, рано познакомившаяся со смертью и оказавшаяся в приемной семье, - это отличная завязка для шедевра. Немного голливудская (благо, что и фильм уже снят), отсылающая к разным картинам и текстам, но очень много обещающая и обещания в полной мере сдерживающая.

Потом удивляет странность композиции: повествование ведется от лица Смерти, причем мужеского полу. Мрачный рассказчик местами ироничен, местами угрюм, иной раз сетует на тяжесть своей "профессии", на энергичность людей, сбрасывающих друг на друга все новые и новые бомбы. Он заботлив и старается забирать души погибших со всем возможным в таком случае тактом.

Затем приходит время языка. Он интересный: эдакий гибрид взрослых и детских словечек с массой метких неологизмов, которые зачастую гораздо яснее передают явление, чем развернутая цепочка описательных и объяснительных конструкций. Вот, пожалуй, самый яркий пример: «У Ганса-младшего были отцовские глаза и рост, вот только серебро в его глазах было не теплое, как у Папы, — там уже профюрери­ли». Важны тут и всевозможные ругательства, являющиеся чаще всего не бранью, а грубой лаской.

- Если человек заканчивает разговор словом «свинюха», «свинух» или «засранец», это значит, что ты его уделал.

Интересно и явно непропорциональное деление на положительных и отрицательных героев. Из последних в этом увесистом томе разве что Гитлер. Отчасти сюда же можно отнести солдат, сопровождающих бедных евреев в лагерь, и идейного с младых ногтей фашиста Ганса-младшего, но все они (даже фюрер) даны несколько отстранено, как призраки. Реален, пожалуй, только садист-воспитатель Гитлерюгенда Дойчер, пытающийся сломать всех сомневающихся, вырастив послушных системе роботов.

А вот положительных героев куда больше: и Лизель, и Папа, и Мама (при всей ее страсти к "ватченам", крику и ругани), и шебутной Руди Штайнер, и вынужденный всегда скрываться еврей Макс Ванденбург, волосы которого напоминают перья, и Ильза Герман.

- Человеческое дитя иногда гораздо проницательнее до одури занудных взрослых.

Но, конечно, важнее всего, как водится, идея: немцы, с риском для жизни спасающие еврея от расправы, маленькая девочка, пробивающая брешь в идеологии фашизма. Все это, сколько бы раз не проговаривалось (коль скоро проговаривается талантливо и своеобычно), всегда будет иметь спрос, всегда будет важно для новых и новых поколений.

- Бог никогда ничего не говорит. Думаете, вы один такой, кому он не отвечает?

И, наконец, слова. Воровство - это плохо, воровство книг (особенно если тебе открывают окошко библиотеки и ставят на окно печенье) - довольное милая шалость. Слова - любовь к чтению, переросшая в сочинительство, - спасли Лизель от бомб, слова рассказали эту дивную историю. Слова очень важны.

Да, в этом романе есть решительно все: любовь и дружба, жизнь и смерть, война и мир, добро и зло, литература.

- Сплетались три языка. Русский, пулевой, немецкий.

P.S. Помимо слез светлой и чистой грусти, а также массы удовольствия, Зусак дал лично мне еще и, пожалуй, самое точное определение профессии писателя: «Будет и наказание, и боль, но будет и счастье. Вот что значит – писать». И боль, и наказание со мной. Осталось дождаться счастья =)

Tags: война, зарубежная литература, книги, прочитанное
Subscribe

Posts from This Journal “зарубежная литература” Tag

  • Харуки Мураками - Норвежский лес

    Наверное, это мое знакомство с азиатской, японской, литературой, если не брать какие-то сказки, которые теоретически могли быть усвоены в детстве.…

  • Трумен Капоте - Завтрак у Тиффани, Голоса травы

    Две небольших повести - лирические «Голоса травы» и популярный «Завтрак у Тиффани» - в полной мере дают представление о таланте Трумена Гарсии…

  • Теннесси Уильямс - Кошка на раскаленной крыше (Пьесы)

    Теннесси Уильямс - драматург, лауреат Пулитцеровской премии, "американский Чехов", выходец с Юга США, певец их семей и нравов, мастер портрета и…

  • Толкин (Tolkien, 2019)

    Если Питер Джексон двумя своими трилогиями - «Властелин колец» и «Хоббит» - раз и навсегда закрыл проблему экранизации текстов Джона Рональда…

  • За пропастью во ржи (Rebel in the Rye, 2017)

    Джером Сэлинджер - культовое имя в американской литературе, одна из главных загадок в истории мировой литературы, феномен, не разгаданный до сих…

  • 451º по Фаренгейту: 1966 год vs 2018 год

    Антиутопия Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» удивительно кинематографична. Она написана простым языком, компактно и сжато, но так, что…

  • Гений (Genius, 2016)

    Мало что знаю о Томасе Вулфе, еще меньше о его издателе Максвелле Перкинсе, но пройти мимо фильма о литературе с Колином Фертом и Джудом Лоу в…

  • Джордж Оруэлл - 1984

    Когда за плечами уже целый ряд культовых утопий и антиутопий ( «Мы» Евгения Замятина, «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли, «451 градус по…

  • Джон Стейнбек - О мышах и людях, Жемчужина

    Обращаясь после главной книги Стейнбека ( «Гроздья гнева») к вещам поменьше, замечаешь, что в них его талант рассказчика не только не слабеет,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments