Игорь (ig_n) wrote,
Игорь
ig_n

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Класс (Klass, 2007)



В далеком 2007 году в Эстонии, уже тогда безвозвратно развернутой в сторону Запада (еще точнее - США), его воззрений, свобод и идей еще не было никаких намеков на стрельбу в школе. Тогда фильм Ильмара Раага, навеянный печальными событиями в американской школе, был своего рода шоком - многие лихорадочно стали искать информацию, о том, в какой же школе тихой прибалтийской страны случилось такое несчастье. Теперь, когда подобное несчастье уже познала Эстония (в октябре 2014 года 15-летний Вахур Руут в Вильянди застрелил 56-летнюю учительницу немецкого языка Эне Сарап) картина кажется чем-то вроде тяжкого пророчества.

О школе сняты десятки картин. Эта тема всегда будет актуальна, потому что: во-первых, это один из самых влиятельных социальных институтов в жизни человека; во-вторых, в замкнутом пространстве школьного мира, устроенного по своим правилам, есть место проявлению самых разнообразных черт только выковывающихся еще характеров. Кто-то воспевает школу как самую чудесную пору (много фильмов такой тональности было снято, например, в Советском Союзе), кто-то выставляет наружу оборотную сторону - боль, насилие, грязь, непослушание (тут на ум приходит творчество Гай Германики).

Но есть один момент, который объединяет два этих направления - каков бы ни был сюжет, каковы бы ни были конфликты и их разрешения, таким фильмам всегда свойственна обнаженность и обостренность чувств: если любовь, то самая сильная; если предательство, то самое ужасное; если насилие, то совершенно бесчеловечное; если дружба, то самая сильная. Эта "самость" всякий раз подкупает, когда смотришь такие фильмы. Дети, подростки, юноши и девушки не играют во взрослых. Они и есть взрослые, просто еще не сформировавшиеся.



Эстонский "Класс" - кино очень мрачное в том смысле, что в нем школа далека от идиллических и сахарно-пряных представлений об этом важном этапе в жизни каждого человека. Здесь почти каждое положительное явление трансформируется, плюс становится минусом, белое превращается в черное - нет полутонов: так дружба заменяется на "совместное издевательство над слабым" или "на подхалимство из страха самому стать объектом насмешек"; любовь оборачивается предательством; учителя и родители изображаются абсолютно нечуткими, знающими о своих чадах лишь то, что чада позволяют им знать.

- Что такое честь? Мы, наверное, говорим совсем о другом. Мы говорим: «это мерзко» или «полный абзац». Мы не говорим «Честь».

Центральные понятия, вокруг которых разворачиваются все события драмы режиссера Ильмара Раага, - честь и достоинство. Не случайно фильм начинается с рассуждения о том, что такое "честь". А это, между тем, то, за что мужчины убивали друг друг друга на дуэлях. Это то, из-за чего я, например, единственный раз в жизни всерьез, пусть и всего лишь на какой-то миг, задумывался о том, а мог бы я взять и убить, попади в мои руки оружие. Честь неотделима от человека никаким хирургическим путем. Это то, что есть даже в самом забитом изгое. Посягательство на честь - одно из самых тяжких преступлений, которые можно себе представить. Таково мое твердое убеждение.

Многие обвиняют Раага в том, что он изобразил такой класс, каких не бывает в природе, что это не школа, а просто колония какая-то для трудных подростков. Классы бывают разные, но дело даже не в этом. Очевидно же, что это некоторый художественный прием - гиперболизированное, доведенное до крайней степени, изображение явления, с которым сталкивался в той или иной степени каждый из нас: мы или сами выступали в роли дерзких задир, вожаков, или были жертвами грубых и порой жестоких розыгрышей, граничащих с безумием, или, по крайней мере, были безучастными свидетелями подобных "забав".



Я бывал в роли наблюдателя - в нашем классе "подтравливали" мальчика и девочку - к своему стыду, - безмолвного. Все у нас было - и оскорбления, и злые шутки, которые слышал и своим смехом поддерживал класс, и даже раз заталкивали полуодетого пацана в девчоночью раздевалку после урока физкультуры. И я, как сейчас, помню это гаденькое чувство, эту убийственно циничную мысль: "Не надо мной издеваются - и ладно". По мысли, режиссера "Класса", равнодушие, непротивление злу, фактически приравнивается к жестокости. И это равнодушие, увы, выходит потом за пределы школы - и мы отворачиваемся на улице, когда кто-то сильный избивает кого-то слабого, идем своей дорогой, рассуждая, что лучше не ввязываться.

Этот фильм очень полезен. Его надо показывать школьникам, потому что они должны понимать, чем могу обернуться издевательства, если в какой-то момент будет перейдена грань того, что способен вынести человек.

А еще "Класс" в очередной раз затрагивает вопрос права человека на свободу слова и дела, на его полную свободу от божественного контроля. Один из угнетаемых героев картины произносит в какой-то момент: "Была бы такая кара Божья: если ударишь человека — рука отвалится". А что бы было тогда? А тогда было бы меньше жестокости, мерзости, страданий и даже смертей. Но, увы, мир наш устроен и дико, и странно... не так, как нужно. В нем право на свободу выбора ценится больше, чем право на жизнь другого человека....

10 из 10

Tags: Эстония, воспоминания, религия, фильмы, школа
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Розыгрыш (2008)

    Наверное, в этой моей попытке прокомментировать увиденное будет больше претензий, чем хвалебных слов. Наверное, как бы мне не хотелось, я не смогу…

  • Учитель на замену (2011)

    Очень многое стремительно меняется в нашем мире: что-то эволюционирует, что-то за ненужностью уходит на второй план, а что-то и вовсе отмирает. Я…

  • В моей смерти прошу винить Клаву К. (1979)

    Одной из важнейших и вместе с тем сильнейших сторон советских фильмов всегда была музыка. Кино "В моей смерти прошу винить Клаву К" в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments