Игорь (ig_n) wrote,
Игорь
ig_n

За час пятнадцать

 По дороге.


Будильник не зазвенел, он проревел как пожарная сирена, но Виталик нехотя оторвал голову от подушки и дал пощёчину обидчику. Будильник прокатился по тумбочке, упал и застучал по паркету.
Да чтоб тебя... - вырвалось у Виталика.
Он потянулся, не вставая с кроватии. Посмотрел за окно. Темно. Свесил ноги вниз. Нашарил изношеные тапочки. Проследовал на кухню. По дороге заметил распластаный на 2 части будильник.
Замечательно, - мстительно улыбнулся хозяин квартиры.
Кофе, бутерброд, душ – всё на алгоритмах.
Запищали электронные часы – 19:00. После ночной смены выходить снова в ночную – немыслимая каторга. А что делать? Раньше думали, что красота требует жертв. Неверно. Учёба. Она требует жертв. Хочешь учиться в университете, снимать неплохую квартирку – работай. Никто ничего не даст тебе даром. Это Виталик усвоил давно.
На улице прохладно. Осень матереет с каждым днём. Изо рта вырывается облачко пара. Шаги гулко отдаются по плитам. В этом городе всегда пустынно – утро ли, день, вечер – всегда. За восемь месяцев дорогу до склада изучил досконально: из дома в городской парк, его пройти насквозь, перейти дорогу, миновать главную площадь города и ворваться в одну из многочисленных улочек. В городе нет асфальта. Это поначалу пугало Виталика. Потом привык к каменным плитам, с которых совершенно невозможно стереть следы крови и испражнений.
Площадь осталась позади. Сон слетел ещё в парке. Виталик выбрал одну из улочек и ускорил шаг. Тело отдалось болью. Оно так и не привыкло к тяжёлой работе грузчика. Каждый день был настоящим вызовом – проверкой на прочность. Ему некуда было бежать, иначе давно бы всё это бросил.
Впереди замаячили неясные тени. По крайней мере шесть. Одна тень значительно короче других – ребёнок. Виталик приблизился к углу дома, из-за которого торчали как колья тени. В подворотне, чуть вдали от фонаря, стояли люди. Четверо молодых парней, они были ужасно пьяны, и бомжеватого вида мужик. Рядом с ним, уцепившись за протёртую штанину, стоял мальчишка лет шести. Он был рыжим, как и его отец. Эти двое имели самый несчастный вид, какой только можно было себе представить. Чумазые, с засаленными волосами, в изношеной одежде. Лицо мужика в полумраке отливало мертвецкой бледностью с тем характерным оттенком, который выдаёт пристрастие к алкоголю.
Парни не говорили, они почти кричали, всё повышая голос. Один из них толкнул Рыжего в грудь. Тот пошатнулся, но удержался на ногах. Через минуту раздался громкий в тишине пустынного города шлепок. Всё тот же парень, видимо, вожак ударил Рыжего по лицу. Голова его как-то смешно и страшно запрокинулась и он начал падать навзничь. Потом на него посыпался град ударов. Били ногами. Он не пробовал защищаться, только тихо стонал. Мальчишка всё так же держался за штанину, но не плакал. Порой перепадало и ему.
Через какое-то время Рыжий затих и бить его стало неинтересно. Вожак плюнул в его сторону, что-то процедил сквозь зубы и пошёл прочь. Другие трое - за ним.
Очень долго Рыжий не шевелился, а потом начал приходить в себя. Он не мог говорить, лицо было разбито, а только мычал и отхаркивался кровью. Сын помог ему подняться и, наконец, скрылись и эти двое.
За всё время происшествия Виталик не подал голоса и находился в укрытии. Уходя, мальчишка повернулся и уставился в упор на Виталика. Детское личико не было злым или расстроеным, оно не глядело на него осуждающе. В лице мальчишки, однако, было что-то такое, что заставило Виталика сорваться с места и побежать. Он бежал по улице и слёзы застилали глаза. В дверях склада он налетел на сторожа Игнатьича. Сухонького и озлобленного на жизнь старичка.
- Опаздываешь, ой опаздываешь. Третий раз за месяц.
- Игнатьич, милый, дорогой, да я...да там...в подворотне...
И Виталик захлёбываясь рассказал всю эту историю старику, ища сочувствия, совета.
- Понимаешь, Игнатьич, - говорил он пять минут спустя, - в этом мальчишке было всё вселенское несчастье – нищета, голод, разврат, пьянство, убийства. Он смотрел на меня такими глазами...такими глазами. У меня душа в камень превратилась, окутанный льдом. Разве возможно такое на свете? Отчего так происходит? Отчего одни счастливы, а другие несчастны?
- Понимать надо, - резко оборвал его Игнатьич, - он так всю жизнь свою короткую жил и сколько ему на роду написано – так и проживёт. Не в первой отца его, видать, колотили. Значит, за дело.
- Да как же... - так и задохнулся от возмущения Виталик, но сторож уже скрылся в недрах склада.
Виталика удивила эта злость, эта обыденность в тоне Игнатьича. Он не понимал, как можно быть таким чёрствым. Он сам был добродетелен. И остался в укрытии...

Tags: прозаическое
Subscribe

  • вДудь

    Все больше потакая собственной лени в желании смотреть что-то качественное, но не писать на это рецензию, взялся как-то за вДудя, старательно…

  • Первая публикация. Журнал "Таллинн"

    Статьи в журнале о футболе у меня уже были, а это - литературный дебют. Выбор глав мне не очень нравится, но это не так важно. Важен сам факт: не…

  • Илон Маск запустил Tesla Roadster к Марсу

    Это про чума! Здорово, что есть такие фантазеры на свете. Они нас и двигают к чему-то невероятному и новому. Ракета-носитель Falcon Heavy…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments