Игорь (ig_n) wrote,
Игорь
ig_n

Category:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Рэй Брэдбери - Вино из одуванчиков

9896ea

По правде говоря, я взялся за чтение этой книжки из чисто шкурного интереса. Слишком уж созвучно это заглавие с тем, что несколько лет назад родилось во мне, а потом полилось в ту книжку, которую я все еще зачем-то пишу. Мне хотелось выяснить, не повторяю ли я то, что было сказано задолго до меня (хоть я и не читал прежде роман Брэдбери). Выяснил - не повторяю. Думал, успокоюсь. Как бы не так...

Удивительным образом на меня подействовал этот роман одного из самых известных фантастов в истории литературы: начало (первые страниц 50) вогнало меня в жесточайшую депрессию - я чуть не плакал и всерьез подумывал о том, чтобы навсегда закрыть этот том для себя; а концовка (страниц 20) ввела меня в состояние светлой и легкой, даже приятной грусти. А что же было посередине? Вечное лето!

- В войне вообще не выигрывают. Все только и делают, что проигрывают, и кто проигрывает последним, просит мира.

Лето 1928. Братья Сполдинги - Дуг (12 лет) и Том (10 лет) - записывают в блокнот все самое важное, что случается с ними за 91 день лета. Глазами мальчишек мы видим их самих, все, что их окружает, все, что сидит в них. Строго говоря, это цепочка новелл о старости и юности, о страхе и счастье, о легкость и тяжести бытия, о взрослении, о начале осознанного этапа жизни человека. В роман эти новеллы можно объединить благодаря сквозным персонажам - братьям Сполдингам и всему их большому и необычному семейству.

Главный герой произведения, Дуг Сполдинг, в 12 лет впервые осознает, что он живой. Это открытие будоражит его сердце и ум, и оно, конечно, в свое время приведет к другому не менее сильному потрясению - он когда-нибудь обязательно умрет. А еще он осознает, что "вино из одуванчиков" - это лето, закупоренное в бутылки. У Брэдбери эта мысль не развивается, но ее вполне можно и нужно развить: бутылки с янтарной жидкостью - это не только воспоминания о лете, а вообще лучшие воспоминания из жизни, которые мы, подобно бутылкам, время от времени откупориваем.

- Первое, что узнаешь в жизни, - это то, что ты дурак. Последнее, что узнаешь, - это, что ты все тот же дурак.

Любопытно, что фантастика здесь у Брэдбери совершенно бытовая. Она легко и гармонично вплетается в повседневную жизнь героев: "машина счастья" - это то, что сейчас называют 5D (картинки, звуки, запахи, ощущения) кажется; "машина времени" - это старый-старый полковник, который рассказывает ребятне о делах минувших; и всему прочему фантастическому можно найти подобные бытовые и простые толкования.

Вместе с подростковой распахнутостью навстречу миру от книги веет и жизненной мудростью, философией, серьезностью взгляда даже на самые, казалось бы, незначительные вещи и явления.

- Когда человеку семнадцать, он знает все. Если ему двадцать семь и он по-прежнему знает все - значит, ему все еще семнадцать.

Хорошая книга, но читать ее все же нужно не в 26 (как это делаю я). А мне такие книги и вовсе противопоказаны. Слишком уж они царапают меня, напоминая о том, что когда-то и я был так же беспечен, как браться Сполдинги, или напротив о том, что я не был так счастлив и беззаботен и уже вряд ли буду. Словом, книга для здоровых людей и детей)

P.S. Вот этот кусок зацепил больше всего:

А ведь они с матерью здесь совсем одни. И ее рука дрожит! Да, дрожит, ему не почудилось… Но отчего? Мама ведь больше, сильнее, умнее его? Неужели и она тоже чувствует эту неуловимую угрозу, то зловещее, что затаилось там, внизу, и сейчас выползет из темноты? Значит, можно вырасти и все равно не стать сильным? Значит, стать взрослым вовсе не утешение? Значит, в жизни нет прибежища? Нет такой надежной цитадели, что устояла бы против надвигающихся ужасов ночи? Сомнения разрывали его. Мороженое вновь обожгло ему холодом горло, все внутри похолодело, по спине пошел мороз, оледенели руки и ноги; ему вдруг стало очень зябко, точно вновь налетел из прошлого декабрьский ветер.

Так вот оно что! Значит, это участь всех людей, каждый человек для себя — один-единственный на свете. Один-единственный, сам по себе среди великого множества других людей, и всегда боится. Вот как сейчас. Ну закричишь, станешь звать на помощь — кому какое дело?


P.S.S. Эта книга отчасти созвучна с "Над пропастью во ржи". Только человек в этих книжках изображается на стыке разных периодов жизни: у Брэдбери - переход от детства к подростковому периоду, к юности, у Сэлинджера - от отрочества и юности - к взрослой жизни.

Tags: зарубежная литература, писатель, прочитанное
Subscribe

  • вДудь. Нагиев

    Один из лучших выпусков. Нагиев жутко обаятельный, юморной, с бешеной харизмой. Да еще и при уме, где-то даже при мудрости житейской. Много…

  • вДудь

    Все больше потакая собственной лени в желании смотреть что-то качественное, но не писать на это рецензию, взялся как-то за вДудя, старательно…

  • Прожекторперисхилтон: Наталья Поклонская (11.03.2017)

    После Поклонской осталось позвать Шурыгину, тем более она ее фирменный жест "на донышке" показала. Или это спойлер и был? =)

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • вДудь. Нагиев

    Один из лучших выпусков. Нагиев жутко обаятельный, юморной, с бешеной харизмой. Да еще и при уме, где-то даже при мудрости житейской. Много…

  • вДудь

    Все больше потакая собственной лени в желании смотреть что-то качественное, но не писать на это рецензию, взялся как-то за вДудя, старательно…

  • Прожекторперисхилтон: Наталья Поклонская (11.03.2017)

    После Поклонской осталось позвать Шурыгину, тем более она ее фирменный жест "на донышке" показала. Или это спойлер и был? =)