Игорь (ig_n) wrote,
Игорь
ig_n

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Дуэль

Попробуем вот так. Поэкспериментируем.

Бороться Одуванчиков не любил: ни на ковре, ни в жизни, ни даже на футбольном поле. Никогда не шел в жесткий стык, старался уходить в сторону, избегал потенциально опасных ситуаций. И вполне был собою доволен. А если принуждали его к насилию, он злился, чувствовал, что кого-то в себе предает, но повиновался…

Однажды такая нехорошая история со Стасом Баркашиным вышла. Как-то раз, не в меру развеселившись, Стасян зашвырнул Венькин рюкзак ровнехонько в урну. Зашвырнул и убежал, по-идиотски скаля зубы и выкатив свои и без того рыбьи глаза. Суровые однокласснички – те, что по понятиям жили уже с первого класса, заставили какую-то мелкотню вызволять рюкзак из помоечного плена, а Веньку взяли в оборот – стали подначивать его разобраться по-пацански с Баркашей. Одноклассничков было много, а он, Венька, - один, и он сдался, уступил – предал свои принципы.


К Баркашину домой тут же командировали какого-то карапуза с запиской-вызовом на дуэль. Так и так, мол, подлый трус, явись завтра после четвертого урока вместо теплой столовки в закуток на задворье школьном между спортзалом и мастерской трудовика. И подлый трус, конечно, явился, но сперва Венька сильно заболел – слег с температурой – а потом уроки из-за холодов каких-то необычайных отменили. Дуэль оказалась на грани срыва, чему Венька в душе неистово радовался. Но находчивый Бубликов, который азартно и со вкусом раскручивал эту историю, по телефону категорично заявил, что пустой школьный двор – самое место для выяснения отношений.

К назначенному часу Венька спустился во двор. У крыльца его уже поджидала бубликовская свора. Сам Бубликов, надсадно пыхтя, подкатил на велосипеде спустя несколько минут. Все это – раскрасневшийся Бубликов и горный, с шипованной резиной, велосипед посреди зимы и снега – выглядело комично, но Веньке было не до смеху.

- Садись, - переведя дух, царственно пригласил юного Майка Тайсона к себе на раму Бубликов. И Венька сел.

Еще более надсадно пыхтя Бубликов, покатил к школе, а свора помчалась следом.
Мороз и ветер порядком искусали венькино нежное, едва ли не девичье лицо, и подлый трус Баркашин не преминул этим воспользоваться:

- Лопухов, ты чего такой красный? Ревел что ли, пока тебя, как корову на привязи, сюда вели?

Венька, до этого готовый расцеловаться и примириться с Баршкашей, лишь бы до драки дело не дошло, уязвленно дернулся, оглядел закуток, забитый мальчишками из класса, перевел взгляд на ухахатывавшегося Стасяна и рванул вперед, как молодой бычок. Баркаша не успел еще ничего понять, как Одуванчиков максимально плотно приблизился к врагу, стал на две ноги и коротко, как старина Тайсон, пробил поочередно с обеих рук.

Поверженный Баркашин ошалело прикладывал снег то к фингалу под глазом, то к расквашенной губе, а Венька уже уходил со двора в гордом одиночестве, кляня себя за эту скотскую сцену. Драк и борьбы и Одуванчиков не любил не потому, что не мог за себя постоять, а потому что эти тысячелетние мужские обычаи – мордовать друг друга по поводу и без, - казалось ему, вели к какому-то оскотиниванию.

Тем вечером у Веньки снова поднялась температура, но он все равно упросил бабушку набрать ему ванную и долго-долго потом лежал в остывшей уже воде, читая Маркеса и вздрагивая, то ли от озноба, то ли от отвращения к себе, к Баркашину, к Бубликову с его сворой и самое главное – к запятнанному и опошленному теперь уже навсегда школьному двору…
Tags: писатель, прозаическое, школа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments